Преса про мене

«1» «2» «3» «4» «5» «6» «7» «8» «9» «10» «11» «12» «13» «14» «15» «16» «17» «18» «19» «20» «21» «22» «23» «24» «25»

Императивный мандат и бродскизм в БЮТ

Любовь Федорова, «Главред»

Императивный мандат, с введением которого вчера согласился Президент Украины - что всеми записывается в заслуги Юлии Тимошенко - вряд ли быстро и безболезненно способен решить проблемы, раздирающие, прежде всего, лагерь БЮТ в Киевсовете.

Очевидно, что радоваться победе лидеру блока еще рано, ибо во фракции столичного горсовета внутренний раскол и неприятие одних группировок другими, депутатов одного центра влияния другими настолько заострился за последние три-четыре месяца, что возвращение беглецов в «материнское лоно» зачастую будет напоминать попытку возвратить родившегося ребенка назад в чрево матери!

По мнению некоторых отколовшихся бютовцев, одной из «осей зла», не позволяющей фракции возвратиться к status quo, является… Михаил Бродский. Тот самый Бродский, который, кстати, тоже - блудный сын БЮТ (с 12 декабря прошлого года) в Киевсовете, грозивший, первое, создать свою фракцию «Воля» и, второе, скорее положить депутатский мандат, чем вновь работать вместе «с депутатами, которые предали киевлян, голосуя за повышение тарифов на коммунальные услуги и разбазаривание земли, а после принятия закона об императивном мандате могут вернуться».

Но Юлия Тимошенко прощает Михаила Бродского, который со скандалом покинул фракцию блока ее имени в Киевсовете. А вот самой леди Ю этого не хотят прощать некоторые городские депутаты, прошедшие в горсовет по списку БЮТ, но с бютовцами не оставшиеся. Не хотят и - дружно давят на Тимошенко, чтобы она свела на нет не только влияние Бродского на фракцию, но и вообще… избавила от него Киевсовет! То есть, «Долой бродскизм!» и – все в Киеве будет о’кей?!

«Если бы Тимошенко прислушалась к нам, фракция не рассыпалась бы, давно бы вместо Олеся Довгого замом Черновецкого - секретарем Киевсовета стал бютовец! И все тогда по-другому было бы, мэру был бы мощный противовес», - посетовал в конфиденциальной беседе с «Главредом» один из бывших членов фракции БЮТ в горсовете, который с четырьмя такими же единомышленниками в прошлогоднем декабре создал фракцию «Еднисть». (Заметим, что такая фракция - одноименная с партией Александра Омельченко «Еднисть» - была в Киевсовете прошлого созыва и целиком контролировалась мэром, пока он не перебежал в апреле 2005-го в ющенковскую «Нашу Украину». Так же заметим, что в нынешней горсоветовской «Едности» - двое депутатов, Николай Бойчук и Андрей Иванов, в бытность Сан Саныча мэром относились к его близкому окружению. Как говорится, no comments!).

То, что Юлия Владимировна благосклонна к самому эпатажному и до нецензурщины прямолинейному своему соратнику, она сама признала, отвечая на вопросы журналистов в кулуарах недавнего форума депутатов местных советов от БЮТ. Не раз и сам Бродский говорил о том, что Тимошенко постоянно его защищала и даже не давала исключить из фракции в те времена, когда он чуть ли не в единственном числе противился переговорам с мэром столицы Леонидом Черновецким и возможности соглашательства с ним за «определенные преференции».

Имея такую мощную поддержку, имея во фракции нескольких преданных людей, которых сам Михаил Юрьевич вписывал в избирательный список БЮТ, Бродский вел себя так, как он вообще привык себя вести. Резко, местами эпатажно, а зачастую и оскорбительно, рубя при этом «правду-матку» в глаза тому или иному своему коллеге, да и мэру тоже. Многим это не только не нравилось - многие считали, что фракция попросту стала заложником «бродскизма». И это помешало ей договориться с Черновецким о мирном сосуществовании, войти в столичную власть, а так же, в конце концов, привело к тому, что из самой крупной фракции в горсовете (41 депутат) БЮТ стал почти равной фракции блока Черновецкого, имеющего 21 голос плюс голос самого мэра. На момент подписания Виктором Ющенко закона об императивном мандате преданных БЮТ депутатов осталось только 23, то есть потери составили 40%! К тому же, не первый месяц стабильно не появляется на пленарных заседаниях народный артист Украины Анатолий Хостикоев – в кулуарах поговаривают, крепко разочаровался в депутатской деятельности – так что у БЮТ и «черновецких», которые приходят на сессии все как один, силы равные.

Так в чем все-таки проявляется влияние Бродского? Неужели один депутат, пусть и пользующийся расположением и доверием Тимошенко (если судить по обоюдным заявлениям), способен сделать не только крупнейшую фракцию, но, по большому счету, и весь Киевсовет, да что там Киевсовет – весь город! – заложниками?

«Да ну, это все просто слухи… Тем более, Бродский же вышел из нашей фракции, о каком существенном влиянии можно говорить?», - лидеру бютовцев в Киевсовете Татьяне Мелиховой, чувствовалось, не очень хотелось комментировать тему «Бродский», тем более после известного инцидента на сессии горсовета 25 января, имевшего, как сообщал «Главред», скандальные последствия. Речь идет о том, что Бродский обозвал нецензурным словом депутата Киевсовета от столичной ячейки Социалистической партии Украины, зампреда КГГА Сергея Зимина (с которым, как нам известно, они давно знакомы), а тот подал на него в суд. И обо всем этом судачили практически все СМИ. Не хотелось, очевидно, Татьяне Ивановне особо распространяться о соратнике и по причинам деликатным: первым главой бютовцев в Киевсовете сразу после выборов-2006 был избран именно Бродский и, хотя Мелихова сменила не его лично – после Бродского еще двое бютовцев по чуть-чуть возглавляли фракцию, все же как-то нехорошо, наверное, поминать всуе это имя…

А вот о том, кого и как фракция намерена возвращать назад, учитывая действие императивного мандата, Мелихова рассказала более охотно, хотя и категорически без фамилий – рановато, дескать: «Законодатель прописал, что фракции могут быть только одноименные с избирательным блоком. Поэтому у депутатов, вышедших из той или иной фракции есть право либо возвратиться, написав заявление, либо сложить депутатские полномочия добровольно, либо ждать, когда их судьбу решит высший руководящий орган политсилы. Мы приняли решение: с момента, когда закон вступит в действие, проведем собеседования, и с удовольствием будем принимать заявления. От всех! А по заявлениям уже будет принимать решения сначала фракция и дальше – Совет блока, то есть высший наш орган».

Рядовой член фракции БЮТ в Киевсовете Александр Бригинец считает, что Бродский влияет на деятельность Киевсовета, особенно на сессии, уже своим присутствием: «Бродский на фракцию – в классическом понимании – сейчас не влияет, то есть, он же не приходит на фракцию и не рассказывает, как бы правильно было нам голосовать - юридически Бродский сейчас не член нашей фракции. … Но он влияет тем, что на заседаниях высказывает свою точку зрения, свое мнения, аргументирует их, а каждый депутат уже для себя делает вывод: прав ли Бродский, доказателен ли он и т. д. Но так же, кстати, на депутатов влияют и тот же мэр, и все другие, кто берет слово. Я, например, для себя называю этих людей советниками – они помогают мне, человеку в политике новому, ориетироваться по тем или иным вопросам. В этом смысле Бродский влияет на депутатов – его позиция, как правило, очень четкая и понятная. Когда он говорит, что вот здесь есть 100 га земли и их хочет забрать такой-то, и нет на это такого-то и такого-то разрешительного документа, то я понимаю, что этого документа действительно нет, хотя он должен быть. И если в это время Довгый (секретарь Киевсовета – ред.) начинает говорить, что да, мол, его таки нет, этого документа, но, давайте проголосуем, потому что, понимаете, вопрос в повестку дня был внесен с голоса и депутат сам несет ответственность за наличие разрешений и т. п., то я понимаю, что меня хотят надуть…».

Бригинец полагает, что Бродского «ушли» из фракции: «Бродскому легко было влиять на фракцию – он говорил, возможно, резко, но правильно. И когда после этого фракции надо было принимать какое-то решение, депутаты просто морально не могли принять решение, погрешив против истины, Бродским сказанной. Решение часто бывало революционным. Вот это-то и не нравилось многим – они хотели компромиссного сотрудничества с Черновецким. И выход такие депутаты видели один: удалить из фракции группу ярых и ярких оппозиционеров во главе с Бродским и все-таки наладить сотрудничество с мэром. Казалось бы, в том, чтобы таких радикалов присмирить, был смысл. Но! Как показал опыт других фракций, Черновецкому надо либо продаваться на корню, либо даже и не пытаться найти какие-то компромиссы в отдельных вопросах – они просто не-воз-мож-ны. Система сотрудничества с Черновецким и его блоком простроена так: или ты наш – или чужой, иного они не приемлят. Обратите внимание: наши бывшие бютовцы, подписавшись под созданием промэрского большинства, голосуют по всем вопросам одинаково с мэром, с Довгым и их блоком…».

В силу императивного мандата бютовец не то что не верит, нет, но пока не может четко представить, как фракция будет прощать отступников – в том числе и тех, кто объяснял свое «предательское решение» неприятием Бродского.

«Был, - вспомнил Бригинец, - такой парадоксальный случай: один депутат вышел из нашей фракции практически в одно время с Бродским, хотя объяснил свое решение тем, что, мол, не может находиться в одной компании с Михаилом Юрьевичем. То есть, понятно: когда человеку надо поменять фракцию - он часто использует какие-то внешние признаки. Например, заявляет, что я не могу быть с вами, потому что я не разделяю ваших принципов, или - мне не нравится, как такой-то человек высказывается или ведет себя… Но мы же знаем, что совсем не это лежит в основе решения выйти из фракции, а какие-то внутренние договоренности кого-то с кем-то. И в чем я полностью согласен с Бродским – люди, предавшие свою фракцию, сегодня активно начинают предавать Черновецкого. Мы этому вроде бы рады – предают они в наших интересах, но верить этим людям нельзя, предатель он и есть предатель!»

Бродский, как известно, был одним из трех центров, которые формировали избирательные списки БЮТ в Киеве (два других – Анатолий Семинога, лидер киевской ячейки партии «Батькивщина» и сама Юлия Тимошенко). Выйдя из фракции, Бродский, тем не менее, не вывел за собой «своих людей» и это можно расценить, с одной стороны, как всю ту же возможность влиять на фракцию, а, с другой, как банальное избавление фракции от «раздражителя» для некоторых ее членов и, таким образом, спасение фракции от дальнейшего распада. Поговаривают, что этот шаг Бродский сделал не без согласия Тимошенко. Тот факт, что он так и не создал «свою фракцию», тоже, скорее, свидетельство временного плавания Бродского вне БЮТ (Михаил Юрьевич известен такими финтами с выходами-заходами), чем о серьезной его подготовке к созданию новой фракции, а также этакой внешней завуалированности его влияния на фракцию.

Один из «людей Бродского» в Киевсовете и его зам по возрожденной партии «Яблуко» Юрий Сахно рассказал, что Бродский занимает крайне радикальную позицию в Киевсовете по отношению к Черновецкому и большинству, которая некоторых депутатов попросту возмущает: «Меня, признаюсь, она тоже сначала возмущала. Но когда я понял, что в принципе Бродский-то прав, что с такой компанией, как у Черновецкого (с беспредельщиком Олесем Довгым, с манерой ведения сессий самим мэром) эта чуть ли не единственная форма, благодаря которой можно как-то давить на мэра и Киевсовет при принятии решений, у меня возмущения и не осталось».

Однопартиец Бродского подтвердил, что Юлия Тимошенко прислушивается к мнению Бродского по Киеву и считается с ним: «Насколько я владею информацией, Михаил Юрьевич плотно с Юлией Владимировной сотрудничает, они находят много общих точек зрения. Идеологически в чем у нас различия, так в том, что партия «Батькивщина» и блок вокруг нее все-таки дрейфуют в сторону левой социал-демократии, а «Яблуко» занимает более либеральную позицию. Иногда наши взгляды не совпадают – это правда, но это не мешает нам вместе тесно сотрудничать в Киевсовете и надеяться на то, что «Яблуко» пополнит список партий, которые действуют под эгидой блока Юлии Тимошенко – я имею в виду ту же «Батькивщину», Украинскую социал-демократическую партию, сотрудничающую с блоком ПРП».

…Можно много и долго спорить о том, нанесет/не нанесет урон демократии императивный мандат в действии, но одно можно точно сказать уже сегодня: разбитый горшок тоже можно склеить, но что это, по большому счету, изменит? И ситуация с БЮТ в Киевсовете – с влиянием ли Бродского, без его влияния – как, наверное, никакая другая, ярко демонстрирует, настолько снижена планка моральных ценностей многих людей, стремящихся к власти, пришедших во власть, и как слабо они себе представляют свою роль в каждодневном воплощении в жизнь хотя бы того лозунга, которым так любит щеголять Юлия Тимошенко «Справедливість є, за неї варто боротися». Впрочем, что касается Киевсовета и БЮТ, в частности, то уже через два дня – 8 февраля - на первом после принятия нормы об императивном мандате сессионном заседании Киевсовета избиратель может увидеть если не борьбу «за справедливость», то хотя бы тенденции к перелому нехорошей ситуации в столице…
Постоянный адресс статьи:
http://glavred.info/archive/2007/02/06/173019-9.html

Підписатися на новини Бригинця






Відписатись | Активувати

Історія ОУН-УПА
Facebook
Twitter

Олександр Бригинець / Александр Бригинец

При повному або частковому передрукуванні,
посилання на Бригинец.com обов'язкове.

Прес-служба
o.br@ukr.net


© 2007-2021




Полезные новости